.

Иммунитет от сокращения: новое в кадровом делопроизводстве

Понятие «иммунитет от сокращения» используется применительно к лицам, которых работодатель не вправе увольнять по п. 2 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

К данной категории относятся следующие лица (ст. 261 ТК РФ):

  • беременные женщины;
  • женщины, имеющие детей в возрасте до трех лет;
  • одинокие матери, воспитывающие ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет),
  • другие лица, воспитывающие указанных детей без матери.

Если по поводу первых двух категорий у работодателей и работников существует примерно одинаковое понимание относительно того, кто относится к данной категории обладающих «иммунитетом», то в двух последних случаях ситуация в правовом плане является запутанной. Кроме того, к лицам, обладающим «иммунитетом» при сокращении, относятся также «одинокие отцы, воспитывающие детей без матери», а также «опекуны и попечители несовершеннолетних» (ст. 264 ТК РФ).

Поскольку законодательно не установлено, кого следует понимать под «одинокими матерями» и «одинокими отцами», данные вопросы нередко вызывают споры в сообществе юристов. При этом обязанность соблюсти процедуру сокращения лежит на работодателе (в том числе подтвердить ее всеми необходимыми документами), который не должен допустить увольнения работника, которого нельзя увольнять по сокращению штата.

В судебной практике по трудовым спорам не наблюдается единообразия при толковании понятий «одиноких матерей», «одиноких отцов» и «лиц, воспитывающих указанных детей без матери».

Нейский районный суд Костромской области, рассматривая трудовой спор дело по иску К. к ГП КО «Дорожно- эксплуатационное предприятие» о восстановлении на работе, не признал за К. статуса одинокой матери, несмотря на то что она фактически воспитывала двоих детей одна. Как указал суд, «исходя из анализа законодательства к одиноким матерям, попадающим под требование ст. 261 ТК РФ, относятся: женщины, родившие и воспитывающие детей вне брака, при условии, что в свидетельстве о рождении ребенка отсутствует запись об отце либо запись сделана по указанию матери, женщины, которые, не находясь в браке, усыновили или удочерили ребенка, женщины, у детей которых изначально есть отец, он записан в свидетельстве о рождении, но она вынуждена одна воспитывать детей, например в связи со смертью мужа, признания его безвестно отсутствующим, лишенным родительских прав». Несмотря на то что К. не получала алиментов и имела на руках судебный приказ «Об обращении взыскания на заработную плату должника», суд пришел к выводу, что, поскольку в свидетельствах о рождении детей указан отец, с которого подлежат взысканию алименты на содержание детей, она не обладает статусом одинокой матери (решение Нейского районного суда Костромской области от 29 марта 2010 г.).

К аналогичным выводам пришел Светлогорский городской суд Калининградской области при рассмотрении трудового спора по иску М. к Калининградскому филиалу ФГУП «Ростехинвентаризация — Федеральное БТИ» о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе в должности специалиста по электронной базе данных. Суд указал, что критически оценивает доводы М. о том, что она является одинокой матерью, поскольку таковой женщина считается в том случае, если в свидетельстве о рождении ребенка отсутствует запись об отце или запись произведена в установленном порядке по указанию матери. Для предоставления М. льгот, по мнению суда, органами записи актов гражданского состояния должна быть выдана справка об основаниях внесения записи об отце ребенка. М. такой справки суду не представила, а в материалах дела имелось свидетельство о рождении на ребенка, в котором отец указан (Решение Светлогорского городского суда Калининградской области от 1 августа 2008 г.).

Однако в ряде случаев суды придерживались иных толкований. Так, по мнению Судебной коллегии Амурского областного суда под одинокой матерью, которой должна быть предоставлена гарантия, предусмотренная ч. 4 ст. 261 ТК РФ, следует понимать не только женщину, родившую ребенка вне брака и в свидетельстве о рождении которого запись об отце внесена со слов матери. Женщина, воспитывающая ребенка одна после расторжения брака, также признается одинокой матерью по смыслу ч. 4 ст. 261 ТК РФ (Анализ судебной практики по трудовым спорам за 2007 г. Амурского областного суда).

На практике возник и такой вопрос: сохраняются ли за «одинокой матерью» предусмотренные законом гарантии в том случае, если она вступает в брак не с отцом ребенка.

В Бюллетене Верховного суда РФ (2010. № 9) был размещен ответ на вопрос о том, кто может быть отнесен к категориям работников, обладающих в соответствии со ст. 261 ТК РФ иммунитетом от увольнения по сокращению. В результате в некоторые из вышеперечисленных вопросов была внесена правовая определенность.

В частности, «одинокой матерью» применительно к ст. 261 ТК РФ следует считать женщину, которая не состоит в браке и в свидетельстве о рождении детей которой отсутствует запись об отце или эта запись про- изведена в установленном порядке по указанию матери. Такая женщина продолжает считаться одинокой матерью при вступлении в брак с лицом, не являющимся отцом ребенка, в случае, если супруг матери не усыновил ребенка. Кроме того, одинокой матерью считается женщина, не состоящая в браке и записанная в качестве матери усыновленного ей ребенка, а также вдова, имеющая несовершеннолетних детей и не получающая пенсию по случаю потери кормильца или социальную пенсию.

Извлечение из статьи 261 Трудового Кодекса РФ:

Расторжение трудового договора с женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, одинокими матерями, воспитывающими ребенка в возрасте до четырнадцати лет (ребенка-инвалида до восемнадцати лет), другими лицами, воспитывающими указанных детей без матери, по инициативе работодателя не допускается (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5 — 8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 настоящего Кодекса).

Относительно лиц, воспитывающих детей указанного в ч. 4 ст. 261 ТК возраста без матери, Верховный суд РФ обратил внимание на то, что ограничение на расторжение трудового договора с ними работодателем не связывается данной нормой с соблюдением каких-либо условий, в частности с наличием родственных отношений с ребенком или какими-либо конкретными обстоятельствами отсутствия материнского воспитания. Далее Верховный суд РФ привел перечень ситуаций, связанных с предоставлением работнику, осуществляющему лично и непосредственно фактическое воспитание детей, гарантий, включая иммунитет от увольнения по сокращению численности или штатов. Например, если мать ребенка умерла, объявлена умершей, лишена родительских прав, ограничена в родительских правах, признана безвестно отсутствующей, недееспособной (ограниченно дееспособной), по состоянию здоровья не может лично воспитывать и содержать ребенка, длительно отсутствует, пребывает в учреждениях, исполняющих наказание в виде лишения свободы, находится в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, уклоняется от воспитания детей или от защиты их прав и интересов или отказалась взять своего ребенка из воспитательного, лечебного учреждения, учреждения социальной защиты населения и других аналогичных учреждений, в иных ситуациях.

При этом Верховный суд РФ указал, что официального определения понятия «одинокой матери», равно как и лица, воспитывающего ребенка без матери, не содержится ни в Трудовом кодексе Российской Федерации, ни в иных федеральных законах. Это означает, что суды в отсутствие законодательного регулирования по-прежнему могут допускать иное толкование указанных понятий.

И, наконец, меняет ли позиция Верховного суда РФ что-либо в перечне документов, который работодатель обязан оформлять при сокращении? На мой взгляд, да.

Мы видим много ситуаций, когда работник может относиться к категории, обладающей иммунитетом при увольнении, но работодатель об этом не узнает, если специально не спросит.

Например, работодатель может знать, что у сотрудника есть ребенок, поскольку данная информация обычно предоставляется при заполнении личной карточки Т—2. Однако откуда знать кадровику, что в период сокращения мать ребенка сотрудника Сидорова или Иванова длительно отсутствует или отбывает наказание в исправительном учреждении? Откуда кадровик может знать, что Петрова усыновила ребенка, если сама она об этом не сообщила, отпуском по беременности и родам решила не пользоваться и копеечным вычетом при расчете НДФЛ пренебречь? Или что сотрудник Кузнецов, который не состоит в браке и не имеет своих детей, является единственным воспитателем несовершеннолетнего сына своей лишенной родительских прав сестры? При этом следует иметь в виду, что каких-либо удостоверений или справок установленного образца в подтверждение льготного статуса одинокой матери, одинокого отца либо лица, воспитывающего ребенка без матери, не предусмотрено.

Что же делать работнику, чтобы защитить свои права и интересы, и что делать работодателю, чтобы не допустить ошибок, могущих повлечь восстановление работника в занимаемой должности и возмещение материального ущерба?

Представляется, что работнику при получении уведомления о сокращении целесообразно сообщить работодателю в письменном виде о наличии обстоятельств, дающих ему право на иммунитет от увольнения по сокращению. Такое извещение с приложением копий подтверждающих документов следует направить на адрес работодателя, указанный в трудовом договоре, заказным письмом с описью вложения либо сдать в канцелярию организации работодателя, не забыв получить на втором экземпляре штамп о приеме документа.

При этом работодатель, даже если сотрудник не известит об указанных обстоятельствах самостоятельно, обязан письменно затребовать соответствующие сведения у работника, разъяснив ему права на соответствующие гарантии при увольнении.

Иными словами, работодателям, как ответственным за соблюдение трудового законодательства при увольнении сотрудника, следует самостоятельно подстраховаться и разъяснить работнику право на предоставление документов, подтверждающих указанный статус, после чего еще раз обсудить и решить вопрос о возможности увольнения конкретного работника в связи с сокращением численности или штата. Следовательно, при сокращении целесообразно всем работникам, а особенно имеющим несовершеннолетних детей в возрасте до 14 лет (либо детей-инвалидов до 18 лет) при сокращении предлагать указать, не относится ли данный работник к льготной категории согласно ст. 261 и 264 ТК РФ.

Во избежание судебного спора о законности увольнения следует письменно предложить работнику сообщить, не является ли он «одинокой матерью», «одиноким отцом» либо «лицом, воспитывающим ребенка без матери».

Данное разъяснение можно включить в уведомление о сокращении либо оформить в виде отдельного документа.

В случае если работник откажется предоставить соответствующие документы, при обращении в суд с иском о незаконном увольнении его действия могут быть расценены как злоупотребление правом. В противном случае суд может посчитать, что работодатель нарушил закон, не разъяснив работнику права на предоставление соответствующих документов, и восстановить работника в ранее занимаемой должности.