.

Обзор российской судебной практики по спорам, возникающим в связи с заключением срочного трудового договора

1 октября 2005 г. А. была принята на работу штукатуром в ООО «Трансстрой-Интерьер» в порядке перевода из ООО «Трансстрой-Фасад» на неопределенный срок.

Дополнительным соглашением от 1 января 2009 г. в трудовой договор от 1 октября 2005 г. были внесены изменения, на основании которых трудовой договор становился срочным по основаниям, указанным в абз. 6 ст. 59 ТК РФ, устанавливающей право на заключение срочного трудового договора с лицами, поступающими на работу в организации, созданные на заведомо определенный период или для выполнения заведомо определенной работы. В качестве срока окончания трудового договора указывалось 31 декабря 2009 г.

24 декабря 2009 г. А. ознакомили с приказом об увольнении и 28 декабря 2009 г. уволили в связи с истечением срока трудового договора. А. посчитала увольнение незаконным, поскольку в дополнительном соглашении не была указана причина заключения срочного трудового договора. А. обратилась в суд с иском к ООО «Трансстрой-Интерьер» о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за вынужденный прогул и компенсации морального вреда.

В судебном заседании представитель работодателя пояснил, что основным видом деятельности их организации является строительство зданий и сооружений. В связи с тем, что на 2009 г. у организации не было планов на застройку объектов, руководством предприятия было принято решение о внесении в трудовые договоры изменения о сроках трудовых отношений с работниками. В 2009 г. предприятие завершало строительство последнего объекта. В конце 2008 г. все работники предприятия были уведомлены о том, что по окончании 2009 г. они будут уволены. В январе 2009 г. со всеми работниками были заключены соглашения об изменении срока трудовых отношений – до 31 декабря 2009 г.. А. с изменениями трудовых отношений согласилась, подписав дополнительное соглашение, копия которого ей была вручена 12 января 2009 г. 31 декабря 2009 г. А. была уволена. Ей была выплачена компенсация по нетрудоспособности.

Решением суда первой инстанции А. было отказано в удовлетворении исковых требований. А. обратилась с жалобой в суд кассационной инстанции.

Кассационная коллегия пришла к выводу, что судом первой инстанции были неправильно применены нормы ст. 59 ТК РФ.

В случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 59 ТК РФ, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон без учета характера предстоящей работы и условий ее выполнения. Трудовой договор, заключенный на определенный срок при отсутствии достаточных к тому оснований, установленных судом, считается заключенным на неопределенный срок. Запрещается заключение срочных трудовых договоров в целях уклонения от предоставления прав и гарантий, предусмотренных для работников, с которыми заключается трудовой договор на неопределенный срок.

Кроме того, действующее законодательство не предусматривает трансформации трудового договора, заключенного на неопределенный срок, в срочный трудовой договор, так как условие о сроке нельзя рассматривать как изменение определенных сторонами условий трудового договора, поскольку срок его относится к видообразующим признакам.

Ч. 2 ст. 59 ТК РФ содержит перечень случаев, когда срочный трудовой договор может быть заключен по соглашению сторон трудового договора. Для заключения такого договора необходимо наличие двух условий: обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 59 ТК РФ, и соглашения сторон.

В данном случае суд установил, что обстоятельства, указанные в ч. 2 ст. 59 ТК РФ, отсутствуют. Ответчиком не были представлены доказательства того, что ООО «Трансстрой-Интерьер» было создано на определенный срок либо на выполнение определенной работы, а также доказательства, свидетельствующие о волеизъявлении А. на заключение срочного трудового договора. В связи с этим суд пришел к выводу, что оснований для заключения с А. срочного трудового договора у работодателя не имелось.

В соответствии с п. 13 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» если судом при разрешении спора о правомерности заключения срочного трудового договора будет установлено, что он заключен работником вынужденно, суд применяет правила договора, заключенного на неопределенный срок.

Определением суда кассационной инстанции решение по делу суда первой инстанции было отменено, исковые требования А. о восстановлении на работе и компенсации морального вреда удовлетворены, в части разрешения требований по оплате времени вынужденного прогула дело было направлено на новое рассмотрение.

Источник: Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам суда Еврейской области от 20 августа 2010 г.

Суд удовлетворил обращение прокурора в интересах работника о признании трудового договора заключенным на неопределенный срок

Д. была принята в ООО «Мягкая мебель» 1 января 2009 г. по срочному трудовому договору на три месяца с испытательным сроком две недели на должность штамповщицы. Однако Д. посчитала, что оснований для заключения с ней срочного трудового договора не имелось, и обратилась в прокуратуру Колыванского района Новосибирской области с заявлением, в котором просила признать срочный трудовой договор от 1 января 2009 г., заключенный ею с ООО «Мягкая Мебель», договором на неопределенный срок.

Прокурор Колыванского района Новосибирской области обратился в суд в интересах Д. с иском о признании срочного трудового договора договором, заключенным на неопределенный срок.

В соответствии со ст. 58 ТК РФ срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 59 ТК РФ. В случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 59 ТК РФ, срочный трудовой договор может заключаться по соглашению сторон без учета характера пред- стоящей работы и условий ее выполнения.

В соответствии со ст. 58 ТК РФ трудовой договор, заключенный на определенный срок при отсутствии достаточных к тому оснований, установленных судом, считается заключенным на неопределенный срок.

В судебном заседании было установлено, что ответчик заключил с истицей срочный трудовой договор в нарушение ст. 58, 59 ТК РФ. Сам ответчик в судебное заседание не явился, направил в суд заявление с просьбой рассмотреть указанное дело в его отсутствие, указал, что требования, заявленные прокурором, признает в полном объеме, не возражает против их удовлетворения.

Учитывая, что оснований для заключения срочного трудового договора с истицей не имелось, а также то, что согласно ч. 3 ст. 173 ГПК РФ при признании ответчиком иска и принятии его судом принимается решение об удовлетворении заявленных истцом требований, суд решил признать срочный трудовой договор между Д. и ООО «Мягкая Мебель» договором, заключенным на неопределенный срок с 01.01.2009 г.

Источник: Решение Колыванского районного суда Новосибирской области от 2 июня 2003 г. по делу № 2–293

Суд восстановил работника в занимаемой должности, поскольку работодателем нарушена процедура расторжения срочного трудового договора

Поскольку работодатель не желал перезаключать с Д. новый срочный трудовой договор на следующий срок, то 25 декабря 2009 г. в два известных адреса истца он направил уведомление об истечении срока действия срочного трудового договора от 24 декабря 2009 г. заказными письмами с уведомлением, которые адресату вручены не были и вернулись в адрес работодателя.

Д. с 9 по 31 декабря .2009 г. находился на стационарном лечении в Туринской ЦРБ и не мог получить указанные заказные письма с уведомлением.

С 1 по 10 января 2010 г. в связи с общегосударственными выходными днями Д. не работал. При выходе на работу 11 января 2010 г. Д. был ознакомлен с уведомлением об истечении срока действия срочного трудового договора от 24.12.2009 г., № 171.

Согласно распоряжению главы администрации ЭМР М. Д. был уволен по п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ с 11 января 2010 г.

Д. посчитал, что работодатель нарушил процедуру увольнения, и обратился в суд с иском о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, взыскании судебных расходов.

Представитель К. исковые требования не признала, суду пояснила, что работодатель соблюдал все процедуры увольнения, уведомление о предстоящем увольнении направил в срок, полагает, что истец злоупотребил своим правом и умышленно находился на больничном, а также уклонился от получения заказных писем с уведомлением об увольнении.

В судебном заседании было установлено, что со- гласно п. 1.5, 2.5 Положению «О порядке создания, реорганизации и ликвидации муниципальных предприятий и учреждений Эвенкийского муниципального района» от 22 декабря 2005 г., утвержденному решением районного Совета депутатов Эвенкийского района (№ 40–3) (в редакции от 24.09.2009 г., № 2–657–9), назначение на должность и освобождение от должности руководителей предприятий осуществляет глава администрации района по согласованию с районным Советом депутатов.

Доводы начальника департамента Я. о том, что он устно дал свое согласие главе администрации на расторжение срочного трудового договора с Д., суд посчитал несостоятельными, поскольку таких доказательств суду не было представлено.

Согласно ч. 1 ст. 79 ТК РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Уведомление путем направления истцу по почте заказных писем, которые он не получил, суд не признал надлежащим.

Кроме того, судом был установлен факт продолжения работы истцом 11 и 12 января 2010 г., что было подтверждено табелем учета рабочего времени и свидетельскими показаниями.

Суд пришел к заключению, что ответчик не в полной мере воспользовался своим правом увольнения истца, поскольку срок срочного трудового договора истекал 31.12.2009 г. Ответчик имел право выяснить, где в настоящее время находится истец, а в данной ситуации истец уже с 9 декабря 2009 г. находился на лечении. И доводы ответчика о том, что ему не было об этом известно, суд счел надуманными, то есть ответчик мог найти истца в конце декабря, вручить ему уведомление и 31 декабря расторгнуть срочный трудовой договор. Если для ответчика не представлялось это возможным, то 11 января 2010 г. ответчик обязан был отстранить истца от работы. В соответствии с ч. 2 ст. 58 ТК РФ в случае, когда ни одна из сторон не потребовала расторжения срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия и работник продолжает работу после истечения срока действия трудового договора, условие о срочном характере трудового договора утрачивает силу и трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок.

Особое внимание суд обратил на то, что сам срочный трудовой договор был заключен в нарушение действующего трудового законодательства. Срочный трудовой договор не может быть перезаключен или продлен сторонами, он должен быть расторгнут и должен быть заключен новый трудовой договор, но поскольку он сторонами заключен на добровольной основе и не оспаривается, суд признал его действительным.

Суд пришел к выводу, что увольнение истца незаконно, поскольку ответчиком не соблюден порядок увольнения, и принял решение об удовлетворении исковых требований в части восстановления Д. в должности директора муниципального предприятия «Илимпийские теплосети» Эвенкийского муниципального района с 13 января 2010 г.; взыскании с муниципального предприятия «Илимпийские теплосети» Эвенкийского муниципального района в пользу Д. заработной платы за время вынужденного прогула в сумме 213 308 руб. 65 коп., компенсации морального вреда в сумме 3 000 руб., судебных расходов в размере 8000 руб. и госпошлины в размере 4 013 руб. 9 коп.

Источник: Решение Илимпийского районного суда Красноярского края 12 марта 2010 г

Суд признал, что работник был неправомерно уволен в связи с истечением срока трудового договора, и переквалифицировал основание увольнение на увольнение по сокращению штата

С. работала в ОАО «Омская электрогенерирующая компания» в должности начальника отдела управления капиталом с 25 июня 2007 г. Она была принята по срочному трудовому договору на период нахождения в отпуске по уходу за ребенком основного работника – П.

29 августа 2007 г. ОАО было реорганизовано в форме присоединения к Омскому филиалу ОАО «Территориальная генерирующая компания № 11» (далее ОАО «ТГК № 11»), и трудовые отношения с нею были продолжены на основании дополнительного соглашения к трудовому договору № 3015 от 25 июня 2007 г. 10 марта 2009 г. Омский филиал уведомил ее о прекращении срочного трудового договора в связи с выходом из отпуска по уходу за ребенком П. с 23 марта 2009 г.. С 23 марта 2009 г. в силу вступало новое штатное расписание, согласно которому отдел управления капиталом упразднялся, указанное направление деятельности переформировывалось в отдел имущественных и земельных отношений, состоящий из начальника отдела, начальника сектора управления капиталом и специалистов. На должность начальника сектора управления капиталом переводом была оформлена П., которая до того времени находилась в отпуске по уходу за ребенком.

С. было предложено заключить срочный трудовой договор на должность начальника сектора управления капиталом до выхода П. и приступить к работе 23 марта 2009 г. 10 марта 2009 г. она обратилась к ОАО «ТГК № 11» с заявлением о приеме ее с 23 марта 2009 г. на должность начальника сектора управления капиталом на период отсутствия П, указанное заявление было согласовано начальником отдела Ж., начальником отдела по работе с персоналом Х. Директор филиала Г. указал в резолюции на оформление срочного трудового договора.

20 марта 2009 г. (пятница) она отработала в должности начальника отдела управления капиталом. В этот день она не получила расчета, трудовой книжки и поняла, что ответчик оформляет документы для оформления срочного договора по должности начальника сектора с 23 марта 2009 г. (понедельник). 23 марта 2009 г. она приступила к работе, работала в обычном режиме: присутствовала на еженедельном аппаратном совещании в 9 час. 30 мин., вела переписку со структурными подразделениями, принимала к исполнению документы. Но в конце дня, около 17 час. 10 мин. ее вызвали в управление по работе с персоналом, где вручили приказ об увольнении с должности начальника управления капиталом от 20 марта 2009 г. в связи с выходом П. на работу, а также выдали трудовую книжку. Начальник управления по работе с персоналом Х. пояснила ей, что срочный трудовой договор на должность начальника сектора с нею заключаться не будет. На ее письменное обращение о причинах случившегося ОАО «ТГК № 11» сообщило ей, что после согласования ее заявления, но до подписания приказа о назначении, работник, предупрежденный о предстоящем увольнении, изъявил желание работать в должности начальника сектора. Однако должность начальника сектора не являлась вакантной, так как уже была занята П., сокращаемым же работникам предлагается вакантная должность.

Тем не менее в течение всего рабочего дня 23 марта 2009 г. С. Выполняла свои трудовые функции в обычном режиме, таким образом, она фактически была допущена к работе 23 марта 2009 г.. С. Посчитала отказ ОАО «ТГК № 11» продолжить с нею трудовые отношения незаконным и обратилась в суд с иском о понуждении к заключению трудового договора и признании отказа в приеме на работу необоснованным.

В процессе рассмотрения дела истица изменила предмет исковых требований, попросив суд признать приказ об увольнении незаконным, изменить формулировку основания увольнения на увольнение по сокращению штатов, изменить дату увольнения, взыскать с ответчика выходное пособие при увольнении в размере трехмесячного заработка, взыскать с ответчика заработную плату за один рабочий день – 23 марта 2009 г., взыскать в ее пользу средний месячный заработок за время вынужденного прогула с 24 марта 2009 г. до даты вступления решения в силу, возместить моральный вред в сумме 200 000 руб.

Ст. 59 ТК РФ предусмотрено, что срочный трудовой договор заключается, в частности, на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохраняется место работы.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора, за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

Ст. 79 ТК РФ предусмотрено, что срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Трудовой договор, заключенный на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, прерывается с выходом последнего на работу.

В судебном заседании было установлено, что 28 января 2009 г. основной работник П. уведомила работодателя о выходе на работу с 23 марта 2009 г., в указанный день написала заявление о переводе ее на должность начальника сектора управления капиталом с 23 марта 2009 г., освободив от должности начальника отдела управления капиталом С. Однако к работе в тот день П. не приступила, поэтому суд пришел к выводу, что факт выхода П. на работу 23 марта 2009 г. носил формальный характер и был связан с необходимостью оформления перевода П. на иную должность , в связи с сокращением ее должности.

Учитывая вышеизложенные обстоятельства, суд решил, что оснований для расторжения трудового договора с истицей по причине выхода на работу временно отсутствующего работника у ответчика не имелось, а увольнение С. по данному основанию является незаконным.

Также судом было установлено, что согласно приказу ОАО «ТГК № 11» от 11 декабря 2008 г., № 457, «Об утверждении организационной структуры, схемы должностных окладов и оптимизации численности работников управлений филиалов ОАО «ТГК № 11» утверждена организационная структура Омского филиала. Должность истца исключалась из штатного расписания с 23 марта 2009 г.

Исходя из этого суд пришел к выводу, что о сокращении должности истца – начальника отдела управления капиталом – с 23 марта 2009 г. ответчику стало известно еще в декабре 2008 г.

Согласно ч. 3 ст. 81 ТК РФ увольнение по сокращению численности или штата работников организации допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом состояния его здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Согласно ст. 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в соответствии с ч. 3 ст. 81 ТК РФ.

О предстоящем увольнении в связи с ликвидацией организации, сокращением численности или штата работников организации работники предупреждаются работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

В судебном заседании установлено, что ответчик после издания приказа о сокращении должности не уведомлял истицу о предстоящем увольнении в связи с сокращением ее должности – начальника отдела управления капиталом.

Учитывая, что С. 23 марта 2009 г. находилась в трудовых отношениях с ответчиком, П. 23 марта 2009 г. фактически к работе не приступила, а должность, занимаемая истцом, с 23 марта 2009 г. была сокращена, иных должностей истице не предлагали, суд пришел к выводу, что С. имеет право на увольнение в связи с сокращением штата. В результате суд понудил ООО «ТГК № 11» изменить дату и формулировку основания увольнения с работы начальника отдела управления капиталом Омского филиала открытого акционерного общества «Территориальная генерирующая компания № 11» С. с п. 2 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (в связи с истечением срока действия трудового договора) с 22 марта 2009 г. на п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (сокращение штата работников организации), указав дату увольнения с 23 марта 2009 г. Также суд взыскал с ответчика заработную плату за 23 марта 2009 г. в сумме 2019 руб. 36 коп., выходное пособие при увольнении в сумме 163 367 руб. 16 коп., возмещение морального вреда 1000 руб., всего 166 386 руб. 52 коп.

Вместе с тем в возмещении заработка за время вынужденного прогула суд отказал, мотивировав это тем, что само по себе основание увольнения, указанное в приказе об увольнении и трудовой книжке, не препятствует истцу в устройстве на работу, а истцом не представлено доказательств отсутствия возможности трудоустройства по вине ответчика.

Источник: Решение Центрального суда г. Омска от 20 июля 2009 года.

Работодатель не учел, что прежняя редакция ст. 59 ТК РФ не предусматривала возможности заключения срочного трудового договора с заместителем руководителя организации по соглашению сторон трудового договора

20 июня 2006 г. между федеральным государственным учреждением «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Чукотскому автономному округу» (да- лее ФГУ «ГБ МСЭ по ЧАО») и Б. был заключен срочный трудовой договор, в соответствии с которым Б. была принята на работу в качестве заместителя руководителя – главного эксперта (председателя экспертного состава) на срок до 31 декабря 2007 г.

Соглашением № 7 об изменениях и дополнениях Трудового договора от 20 июня 2006 г. от 19 декабря 2007 г. срок договора был продлен до 31 декабря 2008 г.; соглашением № 11 от 29 декабря 2007 г. – до 31 декабря 2009 г.

По истечении срока трудового договора приказом ФГУ «ГБ МСЭ по ЧАО» от 15 декабря 2009 г. № 494-к Б. была уволена с 31 декабря 2009 г. на основании п. 2 ст. 77 ТК РФ.

За месяц до увольнения, 1 декабря 2009 г., Б. обратилась в суд с исковым заявлением к ФГУ «ГБ МСЭ по ЧАО» о признании заключенного с ней 20 июня 2006 г. трудового договора договором на неопределенный срок.

После увольнения 14 января 2010 г. Б. обратилась в суд с иском к этому же ответчику о признании ее увольнения по п. 2 ст. 77 ТК РФ незаконным, восстановлении на работе, взыскании с ответчика компенсации за время вынужденного прогула с 1 января 2010 г. по день вынесения решения судом, взыскании с ответчика компенсации морального вреда за незаконное увольнение, лишение права на отпуск, нравственные и физические страдания, выразившиеся в расстройстве здоровья, в размере десятикратной средней заработной платы истицы на момент увольнения, об обязании ответчика выплатить истице представительские расходы в размере 85 000 руб. и об обязании ответчика предо- ставить истице 46 дней неиспользованного отпуска в натуре.

Определением Анадырского городского суда от 8 февраля 2010 г. исковые заявления Б. были объединены в одно производство для совместного рассмотрения.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований Б. в полном объеме. Однако кассационная инстанция с выводами суда первой ин- станции не согласилась.

Как было установлено кассационной инстанцией, отказывая Б. в удовлетворении требования о при- знании ее увольнения и приказа № 434-к от 15 декабря 2009 г. незаконными, о восстановлении истицы на работе в должности заместителя руководителя (руководителя экспертного состава, врача) ФГУ «ГБ МСЭ по ЧАО», суд первой инстанции пришел к выводу о том, что при поступлении на работу Б. знала о том, что трудовой договор заключен с ней на определенный срок, подписывать истицу срочный трудовой договор никто не понуждал, т.е. процедура заключения срочного трудового договора, установленная ч. 2 ст. 59 ТК РФ, была соблюдена.

Указанный вывод суда первой инстанции коллегия посчитала незаконным, основанным на неправильном применении норм материального права.

Из содержания оспариваемого решения следует, что при оценке законности и обоснованности заключения с истицей 20 июня 2006 г. срочного трудового договора суд первой инстанции руководствовался положениями ст. 58 и 59 ТК РФ в редакции Федерального закона от 30 июня 2006 г. № 90–ФЗ «О внесении изменений в Трудовой кодекс Российской Федерации, признании не действующими на территории Российской Федерации некоторых нормативных правовых актов СССР и утратившими силу некоторых законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации».

При применении данных норм суд первой инстанции не учел, что в соответствии со ст. 12 ТК закон или иной нормативный правовой акт, содержащий нормы трудового права, не имеет обратной силы и применяется к отношениям, возникшим после введения его в действие. Действие закона или иного нормативного правового акта, содержащего нормы трудового права, распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, лишь в случаях, прямо предусмотренных этим актом. В отношениях, возникших до введения в действие закона или иного нормативного правового акта, содержащего нормы трудового права, указанный закон или акт применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие.

Поскольку в Федеральном законе от 30 июня 2006 г. № 90–ФЗ отсутствует указание о его распространении на отношения, возникшие до введения его в действие, к правоотношениям сторон по настоящему делу при оценке законности и обоснованности заключения между ними срочного трудового договора суду следовало исходить из содержания ст. 58 и 59 ТК РФ в редакции, действовавшей на 20 июня 2006 г.

В соответствии со ст. 58 ТК РФ (в редакции, действовавшей на момент заключения между сторонами срочного трудового договора) трудовые договоры могут заключаться: 1) на неопределенный срок; 2) на определенный срок не более пяти лет (срочный трудовой договор), если иной срок не установлен Трудовым кодексом РФ и иными федеральными законами. Срочный трудовой договор заключается в случаях, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, если иное не предусмотрено ТК РФ и иными федеральными законами.

Ст. 57 ТК РФ было установлено, что в случае заключения срочного трудового договора в нем указываются срок его действия и обстоятельство (причина), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с ТК РФ и иными федеральными законами.

Ст. 59 ТК РФ устанавливала, что срочный трудовой договор может заключаться по инициативе работодателя либо работника, в том числе с руководителями, заместителями руководителей и главными бухгалтерами организаций независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности.

Неправильное применение судом первой инстанции норм материального права привело к дальнейшему неправильному выводу суда о возможности заключения срочного трудового договора с заместителем руководителя организации по соглашению сторон трудового договора, поскольку редакция ст. 59 ТК РФ на момент заключения с истицей срочного трудового договора такой возможности не предусматривала.

Отказ истице в удовлетворении требования о признании срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок, в свою очередь, привел к неправильным выводам суда не только о необходимости отказа Б. в иске о восстановлении на работе, но и других, производных от него требованиях.

Как разъяснял Верховный суд РФ в п. 13 постановления Пленума 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (в редакции от 17.03.2004 г.), при решении вопроса об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, если иное не предусмотрено Трудовым кодексом РФ и иными федеральными законами (ст. 58 ТК РФ).

Как следует из материалов дела, в трудовом договоре от 20 июня 2006 г. заключенном ФГУ «ГБ МСЭ по ЧАО» с Б. на срок с 20 июня 2006 г. по 31 декабря 2007 г., не указаны обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора. Учитывая, что согласно ст. 56 ГПК РФ обязанность доказать наличие обстоятельств, делающих невозможным заключение трудового до- говора с работником на неопределенный срок, возлагается на работодателя, а при недоказанности работодателем таких обстоятельств следует исходить из того, что трудовой договор с работником заключен на неопределенный срок (ч. 5 ст. 58 ТК РФ), кассационная коллегия отменила решение суда первой инстанции.

В частности, заключенный с Б. 20 июня 2006 г. срочный трудовой договор был признан заключенным на неопределенный срок; приказ № 494-к от 15 декабря 2009 г. и увольнение по п. 2 ст. 77 ТК РФ признаны незаконными. Б. была восстановлена на работе в должности заместителя руководителя по экспертной работе (руководителя экспертного состава, врача) ФГУ «ГБ МСЭ по ЧАО» с 1 января 2010 г. С ответчика была взыскана в пользу Б. заработная плата за время вынужденного прогула с 1 января 2010 г. по 13 мая 2010 г. включительно в размере 545 728 руб. 5 коп., ответчик был обязан предоставить Б. 46 дней неиспользованного отпуска в натуре в 2010 г. В части требования Б. к ФГУ «ГБ МСЭ по ЧАО» о взыскании денежной компенсации морального вреда и в части возмещения расходов на оплату услуг представителя истицы дело было направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку в материалах дела отсутствуют необходимые для этого доказательства.

Источник: Кассационное определение суда Чукотского автономного округа — 13.05.2010 по делу № 33–96/10 от 13 мая 2010 г

Работник восстановлен в прежней должности, поскольку в трудовом договоре не были приведены обстоятельства, по которым с работником заключен срочный трудовой договор

6 декабря 2007 г. между МОУ «Ахтынская СОШ № 2» в лице ее директора Р.М.Ж. и Э.М.Ш. был заключен трудовой договор № 7 и последний был принят на работу в качестве заместителя директора по учебно-воспитательной работе Ахтынской СОШ № 2 сроком на один год.

За четыре дня до истечения срока трудового договора, т.е. 2 декабря 2008 г., Э.М.Ш. было предложено ознакомиться с письменным предупреждением об истечении срока контракта, однако он отказался ознакомиться с ним, о чем составлен соответствующий акт.

Приказом директора Ахтынской СОШ № 2 Р.М.Ж. от 6 декабря 2008 г. № 189 он был уволен по ст. 79 ТК РФ в связи с истечением срока трудового договора и неподачей им заявления о продлении контракта.

Э.М.Ш. обратился в суд с иском к Ахтынской СОШ № 2 о восстановлении на работе в должности заместителя директора по учебно-воспитательной работе Ахтынской СОШ № 2 и взыскании заработной платы.

В соответствии с ч. 2 ст. 58 ТК РФ срочный трудовой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения, а именно в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 59 ТК РФ.

В силу ч. 1 ст. 59 ТК РФ, срочный трудовой договор заключается:

- на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, за которым в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором сохраняется место работы;

- на период выполнения временных (до двух месяцев) работ;

- для выполнения сезонных работ, когда в силу природных условий работа может производиться только в течение определенного периода (сезона);

- с лицами, направляемыми на работу за границу;

- для проведения работ, выходящих за рамки обычной деятельности работодателя (реконструкция, монтажные, пусконаладочные и другие работы), а также работ, связанных с заведомо временным (до одного года) расширением производства или объема оказываемых услуг;

- с лицами, поступающими на работу в организации, созданные на заведомо определенный период или для выполнения заведомо определенной работы;

- с лицами, принимаемыми для выполнения заведомо определенной работы в случаях, когда ее завершение не может быть определено конкретной датой;

- для выполнения работ, непосредственно связанных со стажировкой и с профессиональным обучением работника;

- в случаях избрания на определенный срок в состав выборного органа или на выборную должность на оплачиваемую работу, а также поступления на работу, связанную с непосредственным обеспечением деятельности членов избираемых органов или должностных лиц в органах государственной власти и органах местного самоуправления, в политических партиях и других общественных объединениях;

- с лицами, направленными органами службы занятости населения на работы временного характера и общественные работы;

- с гражданами, направленными для прохождения альтернативной гражданской службы.

В судебном заседании было установлено, что должность заместителя директора по учебно-воспитательной работе Ахтынской СОШ № 2 носит постоянный характер, в настоящее время существует, не сокращена, т.е. характер выполняемой Э.М.Ш. являлся постоянным и допускал установление с ним трудовых отношений на неопределенный срок.

В соответствии с абз. 4 ч. 2 ст. 57 ТК РФ обязательной для включения в трудовой договор является дата начала работы, а в случае, когда заключается срочный трудовой договор, также срок его действия и обстоятельства (причины), послужившие основанием для заключения срочного трудового договора в соответствии с ТК РФ или иным федеральным законом.

В тексте трудового договора суд не нашел указания на обстоятельства и причины, послужившие основанием для заключения с Э.М.Ш. срочного трудового контракта. Кроме того, в договоре отсутствуют и другие данные, предусмотренные ст. 57 ТК РФ. Какое-либо приложение к трудовому договору или отдельное соглашение в суд сторонами представлены не были.

Доводы Р.М.Ж. о том, что срочный трудовой договор с Э.М.Ш. был заключен в соответствии с ч. 2 ст. 59 ТК РФ и п. 5.10.1 устава МОУ «Ахтынская СОШ № 2», суд счел необоснованными. Доказательств заключения срочного трудового договора добровольно, по взаимному согласию между сторонами, либо наличия обстоятельств, исключающих или затрудняющих заключение договора с Э.М.Ш. на неопределенный срок, Р.М.Ж. в суд не представила.

В результате суд удовлетворил иск Э.М.Ш., восстановил его на должность заместителя директора по учебно-воспитательной работе в муниципальном образовательном учреждении «Ахтынская СОШ №2», признал трудовой договор № 7 от 6 декабря 2007 г. заключенным на неопределенный срок, взыскал с ответчика в пользу Э.М.Ш. заработную плату в размере 12 768 руб.

Источник: Решение Ахтынского районного суда Республики Дагестан от 9 февраля 2009 г.

Многократность заключения срочных трудовых договоров и характер трудовых отношений привели к признанию судом трудового договора заключенным на неопределенный срок

3 января 2007 г. А. был принят на работу в порядке перевода из ООО «П. ЛЗП» в качестве сторожа-контролера ООО «П.», с ним был заключен срочный трудовой договор сроком на один год, обусловленный сроком заключения соответствующего договора подряда со сторонней организацией. В последующем указанный трудовой договор был перезаключен с истцом еще на один год. 31 декабря 2008 г. А. уволен с указанной должности по основанию, предусмотренному ч. 2 ст. 77 Трудового кодекса, в связи с истечением срока трудового договора.

А. обратился в суд с иском к ООО «П.» о признании срочного трудового договора заключенным на неопределенным срок, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

В судебном заседании представитель ответчика – директор ООО «П.» – пояснил, что срочный трудовой договор с истцом был заключен, поскольку его труд был необходим работодателю исключительно в целях исполнения им субподрядных работ по лесозаготовке и связанных с ней смежных работ по обмеру заготовленной лесопродукции, а также охране лесозаготовительной техники, переданной в рамках договора субподряда заказчиком – подрядчиком ООО «С.». К моменту увольнения объем лесозаготовки снизился, в связи с чем отпала необходимость в содержании такого штата работников, помимо истца срочные трудовые договоры были расторгнуты с 21 работником.

В силу ст. 79 ТК РФ срочный трудовой договор прекращается с истечением срока его действия. О прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения, за исключением случаев, когда истекает срок действия срочного трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника.

Вместе с тем суд признал увольнение А. незаконным, поскольку срочный трудовой договор был заключен с ним в нарушение ст. 58 ТК РФ. Так, в силу п. 13 и 14 постановления пленума Верховного суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса РФ», решая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора, следует учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоя- щей работы или условий ее выполнения, в частности в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 59 ТК РФ, а также в других случаях, установленных Кодексом или иными федеральными законами (ч. 2 ст. 58, ч. 1 ст. 59 ТК РФ). При установлении в ходе судебного разбирательства факта многократности заключения срочных трудовых договоров на непродолжительный срок для выполнения одной и той же трудовой функции суд вправе с учетом обстоятельств каждого дела признать трудовой договор заключенным на неопределенный срок.

Согласно ст. 57 ТК РФ в случае заключения трудового договора в нем указывается не только срок его действия, но и причина (обстоятельство), послужившая основанием для его заключения в соответствии с настоящим Кодек- сом и иными федеральными законами.

Суд посчитал, что заключение ответчиком договора субподряда не является достаточным основанием для заключения с истцом многократных срочных договоров. Так, в силу положений ст. 2 Гражданского кодекса РФ предприятие ООО «П.» как участник регулируемых гражданским законодательством отношений является их самостоятельным субъектом и осуществляет свою деятельность, направленную на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг, на свой риск. При этом Общество вправе самостоятельно определять финансово-хозяйственную деятельность.

Суд пришел к выводу, что заключение договора субподряда с подрядчиком – ООО «С.» не препятствует предприятию заключать гражданско-правовые договоры с иными предприятиями и организациями, осуществлять иные виды деятельности, указанные в п. 4.1 Устава ООО «П.», и потому не может быть единственным основанием, не предусмотренным ТК РФ, для заключения с истцом срочного договора.

Кроме того, факт пролонгации действия ранее заключенного договора субподряда между ООО «П.» и ООО «С.» позволяет опровергнуть доводы ответчика о невозможности сохранения трудовых отношений с истцом.

Учитывая многократность заключения срочных трудовых договоров с истцом на непродолжительный срок для выполнения одной и той же трудовой функции, а также характер выполняемой истцом А. работы и то, что в приказе о приеме на работу А. от 3 января 2007 г. № 2 по личному составу администрацией предприятия не указан срок действия трудового договора, суд признал срочный трудовой договор, заключенный с А., заключенным на неопределенный срок, а увольнение А. незаконным и вынес решение о восстановлении А. на работе и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула с 1 января 2009 г. по день вынесения решения.

Источник: Решение Пудожского районного суда Республики Карелия от 12 февраля 2009 г

Суд отказал в иске работника о восстановлении в занимаемой должности, поскольку работодателем были соблюдены условия прекращения срочного трудового договора

М. была принята на работу в СГАУ им. академика С.П. Королева на должность ассистента кафедры иностранных языков в соответствии с приказом от 1 сентября 2008 г. с 4 сентября 2008 г.. С ней был заключен срочный трудовой договор от 1 сентября 2008 г. до 31 августа 2009 г.

1 сентября 2009 г. в соответствии с Дополнительным соглашением к указан- ному трудовому договору, а также в соответствии с приказом от 1 сентября 2009 г. трудовой договор с М. был продлен до 20 марта 2010 г., а именно до предполагаемой даты рождения у М. ребенка.

6 марта 2010 г. у М. родился сын. До 25 мая 2010 г. истица находилась в отпуске в связи с рождением ребенка, что подтверждается листком временной нетрудоспособности.

20 марта 2010 г. в соответствии с приказом «По кадрам преподавательского состава» от 15 марта .2010 г. М. уволена с работы на основании п. 2 ст. 77 ТК РФ в связи с окончанием срока действия трудового договора.

М. с увольнением не согласилась, посчитав, что в соответствии со ст. 261 ТК РФ и п. 23 Постановления Пленума Верховного суда РФ № 2 от 17 марта 2004 г. запрещается увольнение работника в период временной нетрудоспособности, а именно одиноких матерей, женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет.

М. обратилась в суд с иском о признании приказа Самарского государственного аэрокосмического университета им. академика С.П. Королева № 170/10–ОК от 15 марта 2010 г. о ее увольнении незаконным, восстановлении на работе в прежней должности и компенсации морального вреда в размере 30 000 рублей.

Согласно ст. 20 Закона РФ от 22 августа 1996 г. № 125–ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» должность ассистента относится к категории научно-педагогических работников (профессорско-преподавательский состав, научные работники).

В соответствии со ст. 332 ТК РФ трудовые договоры на замещение должностей научно-педагогических работников в высшем учебном заведении могут заключаться как на неопределенный срок, так и на срок, определенный сторонами трудового договора.

В судебном заседании представитель ответчика пояснила, что в организации меняется нагрузка и планировать объем работы более чем на один год невозможно, что и явилось причиной заключения срочного трудового договора с истцом.

Суд, учитывая, что в трудовом договоре от 1 сентября 2008 г. и дополнительном соглашении от 1 сентября 2009 г. имеются подписи сторон, в том числе и истца, пришел к выводу, что М. была согласна с условиями указанного договора и соглашения при их подписании. Доказательств принуждения истца к подписанию данного договора в судебное заседание не представлено. Исходя из этого суд сделал вывод, что заключение с истцом срочного трудового договора основано на нормах действующего законодательства, обоюдном согласии сторон договора и не нарушает прав истца.

Согласно ч. 2 ст. 261 ТК РФ в случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по ее письменному заявлению и при предоставлении медицинской справки, подтверждающей состояние беременности, продлить срок действия трудового договора до окончания беременности. Женщина, срок действия трудового договора с которой был продлен до окончания беременности, обязана по запросу работодателя, но не чаще чем один раз в три месяца, пре-оставлять медицинскую справку, подтверждающую состояние беременности. Если при этом женщина фактически продолжает работать после окончания беременности, то работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор с ней в связи с истечением срока его действия в течение недели со дня, когда работодатель узнал или должен был узнать о факте окончания беременности.

В судебном заседании установлено, что ответчик продлил срок действия срочного трудового договора до окончания беременности согласно ч. 2 ст. 261 ТК РФ.

Таким образом, суд решил, что расторжение трудового договора с истцом в связи с истечением срока его действия, когда работодатель узнал о факте окончания беременности, основано на нормах действующего трудового законодательства, поскольку сын у истицы родился 6 марта 2010 г., о чем она поставила в известность работодателя, а уволена она была 20 марта 2010 г.

Кроме того, в данном случае не имело место заключение неоднократно срочных трудовых договоров с истцом, поскольку договор заключен был один, а дополнительное соглашение было заключено с целью его продления до окончания беременности истца.

Учитывая, что М. была уволена по п. 2 ст. 77 ТК РФ в связи с истечением срока трудового договора, а увольнение по данному основанию не является увольнением по инициативе администрации, суд отказал в удовлетворении иска М.

Источник: Решение Октябрьского районного суда г. Самары от 28 мая 2010 г. по делу № 2–2361/10

Суд признал срочный трудовой договор с главным бухгалтером трудовым договором на неопределенный срок и восстановил работника в занимаемой должности

25 апреля 1996 г. Ж. была принята на постоянную работу главным бухгалтером в ФГ, которое затем было реорганизовано в ГУ, а затем в Г. Однако в 1996 г. в нарушение ст. 68 ТК РФ трудовой договор с ней не заключался, трудовые отношения были оформлены приказом № 2 от 25 апреля 1996 г. и записью в трудовой книжке. С 25 апреля 1996 г. до 31 декабря 2009 г. она не увольнялась, то есть при реорганизациях трудовые отношения с ней не прекращались. С 2008 г. с Ж. стали заключаться срочные трудовые договоры, хотя она работа в данной должности постоянно.

Первый срочный трудовой договор был заключен с Ж. 1 мая 2008 г. сроком по 31 декабря 2008 г., второй – с 1 января 2009 г. по 30 июня 2009 г., третий – с 1 июля 2009 г. по 19 июля 2009 г., четвертый – с 20 июля 2009 г. по 31 декабря 2009 г. По истечении срока действия каждого срочного трудового договора (кроме последнего) приказ об увольнении не издавался, истец с приказами не знакомилась, уведомление о прекращении срочного трудового договора ей не вручалось, записи об увольнении в трудовую книжку не вносились, перерывов в трудовой деятельности не было. В связи с истечением срока действия последнего договора 28 декабря 2009 г. Ж. было вручено уведомление об увольнении, 31 декабря 2009 г. она была уволена.

Ж. посчитала нарушенным ее право на продолжение бессрочных трудовых договоров, так как работодатель без достаточных на то оснований с целью уклонения от представления ей прав и гарантий, для последующего увольнения, с понуждением заключил с ней срочный трудовой договор в июле 2009 г. Кроме того, в нарушение трудового законодательства ее увольнение 31 декабря 2009 г. было произведено в период временной нетрудоспособности, длившейся с 30 декабря 2009 г. по 15 марта 2010 г.

Ж. обратилась в суд с исковым заявлением к Г. о признании срочного трудового договора заключенным на неопределенный срок, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за период вынужденного прогула.

Представитель ответчика Г. в судебном заседании пояснил, что заключение срочных трудовых договоров с истицей в 2009 г. было связано с государственными контрактами, которые были заключены сначала до 30 июня 2009 г, а потом до 31 декабря 2009 г., поэтому работа главного бухгалтера являлась временной. С 1 января 2010 г. Г. продолжает работать, должность главного бухгалтера не сокращена. Должностные инструкции главного бухгалтера ФГ, Г., ГУ идентичны, трудовые функции главного бухгалтера не изменялись с 1996 г.

Факт работы Ж. у ответчика подтвердился в судебном заседании свидетельскими показаниями П. (с апреля 1996 г. по апрель 2009 г. он работал директором ФГ вместе с главный бухгалтером Ж.) и представленными почетными грамотами Ж.

Кроме того, в соответствии с журналом выдачи трудовых книжек Ж. принята на работу 25 апреля 1996 г., трудовая книжка ей выдавалась только один раз – при увольнении 31 декабря 2009 г.

Суд пришел к выводу, что в период с 25 апреля 1996 г. до реорганизации ФГ с Ж. был заключен и действовал трудовой договор на неопределенный срок.

Также судом было установлено, что в соответствии с приказом Ф. ФГ было реорганизовано в ГУ.

В соответствии со ст. 75 ТК РФ при смене собственника имущества организации новый собственник не позднее трех месяцев со дня возникновения у него права собственности имеет право расторгнуть трудовой договор с руководителем организации, его заместителями и главным бухгалтером. Изменение подведомственности (подчиненности) организации или ее реорганизация (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) не может являться основанием для расторжения трудовых договоров с работниками организации.

Как выяснил суд, новым собственником имущества заключенный 25 апреля 1996 г. трудовой договор с Ж. не расторгался. Поэтому суд пришел к выводу, что после реорганизации ФГ в ГУ, заключенный 25 апреля 1996 г. с Ж. трудовой договор продолжал действовать, она состояла в бессрочных трудовых отношениях с ГУ. Оснований для заключения с ней срочного трудового договора при наличии действующего бессрочного трудового договора не имелось. Кроме того, впоследствии согласно приказу «О назначении и.о. главного бухгалтера» Ж. назначена и.о. главного бухгалтера ГУ с 19 января 2007 г. Какие-либо сведения о срочном характере заключенного трудового договора отсутствуют.

Согласно п. 1 ст. 68 ТК РФ прием на работу оформляется приказом (распоряжением) работодателя, изданным на основании заключенного трудового договора. Содержание приказа (распоряжения) работодателя должно соответствовать условиям заключенного трудового договора.

Согласно п. 1 ст. 61 ТК РФ трудовой договор вступает в силу со дня его подписания работником и работодателем, если иное не установлено федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации или трудовым договором, либо со дня фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя. Ж. фактически с ведома работодателя в соответствии с приказом допущена к работе с 19 января 2007 г., следовательно, с ней фактически был заключен трудовой договор.

В соответствии с п. 3 ст. 58 ТК РФ если в трудовом договоре не оговорен срок его действия, то договор считается заключенным на неопределенный срок.

Суд пришел к выводу, что 19 января 2007 г. с Ж. ответчиком Г., несмотря на наличие действующего бессрочного трудового договора от 25 апреля 1996 г., вновь был заключен трудовой договор на неопределенный срок. Несмотря на это и отсутствие приказа об увольнении, с Ж. снова был заключен срочный трудовой договор от 1 мая 2008 г., действовавший до 31 декабря 2008 г., и она была принята на должность главного бухгалтера Г.

22 декабря 2008 г. ГУ было реорганизовано путем преобразования в Г., которое, согласно распоряжению правительства Курганской области, являлось правопреемником прав и обязанностей ГУ. Согласно приказу «О назначении на должность и.о. главного бухгалтера Г., Ж. Назначена на должность и.о. главного бухгалтера Г. с 25 декабря 2008 г. В приказе какие-либо сведения о срочном характере трудового договора отсутствовали.

Таким образом, с учетом положений ст. 58, 61, 68, 75 ТК РФ и отсутствия приказа об увольнении по какому-либо основанию суд пришел к выводу, что Ж. с 25 декабря 2008 г. вновь заключила с тем же работодателем трудовой договор на неопределенный срок.

Несмотря на это и отсутствие приказа об увольнении, с ней вновь был заключен срочный трудовой договор от 31 декабря 2008 г. со сроком действия с 1 января 2009 г. по 30 июня 2009 г. и она принята на должность главного бухгалтера. По окончании этого срока без расторжения срочного трудового договора с ней вновь был заключен срочный трудовой договор от 30 июня 2009 г. с принятием на должность и.о. главного бухгалтера со сроком действия с 1 июля 2009 г. по 19 июля 2009 г. (п. 2 приказа от 30 июня 2009 г.). После чего без расторжения срочного трудового договора согласно приказу от 16 июля 2009 г. «О назначении главным бухгалтером» и трудового договора от 20 июля 2009 г. Ж. назначена на должность главного бухгалтера Г. с 20 июля 2009 г. на срок с 20 июля 2009 г. по 31 декабря 2009 г.

В соответствии с ч. 1 ст. 79 ТК РФ о прекращении трудового договора в связи с истечением срока его действия работник должен быть предупрежден в письменной форме не менее чем за три календарных дня до увольнения.

В соответствии с ч. 4 ст. 58 ТК РФ в случае, когда ни одна из сторон не потребовала расторжения срочного трудового договора в связи с истечением срока его действия и работник продолжает работу после истечения срока действия трудового договора, условие о срочном характере трудового договора утрачивает силу и трудовой договор считается заключенным на неопределенный срок.

Как установил суд, по истечении действия каждого из срочных трудовых договоров (за исключением договора от 20 июля 2009 г.) ни одна из сторон не потребовала прекращения срочного трудового договора. Каждый из заключенных срочных трудовых договоров (от 1 мая 2008 г., 31 декабря 2008 г., 30 июня 2009 г.) суд счел заключенным на неопределенный срок.

Согласно должностным инструкциям главного бухгалтера ФГ, ГУ, а также Г., главным бухгалтером выполнялись те же самые трудовые функции, обязанности, та же самая трудовая деятельность с 1996 г. по 31 декабря 2009 г.

Таким образом, с Ж. С 1 мая 2008 г. по 20 июля 2009 г. неоднократно заключались срочные трудовые договоры (от 1 мая 2008 г., 31 декабря 2008 г., 30 июня 2009 г., 20 июля 2009 г.) на непродолжительные периоды времени от 19 дней до нескольких месяцев. Она выполняла одну и ту же трудовую функцию, на нее распространялись одни и те же должностные инструкции, ее должность была предусмотрена штатным расписанием как постоянная. Перерывов в работе не было.

Суд пришел к выводу, что фактически Ж. состояла в бессрочных трудовых отношениях с ответчиком, и признал заключенный с истицей 20 июля 2009 г. срочный трудовой договор заключенным на неопределенный срок.

Заключение государственных контрактов от 4 февраля 2009 г. и 6 июля 2009 г. не опровергает выводов суда о признании срочных договоров заключенными на неопределенный срок, поскольку первый срочный трудовой договор заключен с истцом с 1 мая 2008 г., тогда как государственные контракты заключены только с февраля 2009 г. Заключение государственных контрактов никак не влияет на потребность предприятия в главном бухгалтере, и оснований для заключения с ней срочных трудовых договоров не имелось.

На основании изложенного суд удовлетворил исковые требования Ж. о признании срочного трудового договора от 20 июля 2009 г. заключенным на неопределенный срок, восстановлении Ж. на работе в Г. в должности главного бухгалтера и взыскании в пользу Ж. заработной платы за период вынужденного прогула с 16 марта 2010 г. по 31 марта 2010 г.
Источник: Решение Мокроусовского районного суда Курганской области от 28 апреля 2010 г.